10 Окт 2011 Аварийный разлив нефти 1969 года все еще вредит природе? Спросите у краба-скрипача.
Это история об упорстве людей и нефти. Все началось в 1969 году, когда танкер «Флорида» сел на мель в районе Кейп-Код, выпустив 720 тысяч литров нефти в открытое море. А для меня лично началом стал 2000 год – именно тогда Абрей Хоншелл не переставал названивать мне, выпрашивая разрешение приехать в Океанографический институт Вудс Хол на лето, чтобы «заняться наукой». Это был 20-летний студент Университета штата Гавайи, который не блистал оценками в моей сфере деятельности – химии. И, все же, он напомнил мне меня в юные годы – я тоже был немного грубоват и, уж точно, сразу не зарекомендовал себя гением. Но кто-то дал мне шанс проявить себя и не ошибся. Поэтому я разрешил Абрею приехать в мою лабораторию на летнюю практику – «попробовать науку на вкус» и понять, стоит ли ему этим заниматься. Возможно, причиной всей заваренной каши была его настойчивость – именно это качество обычно позволяет проходить километры, заходить в тупики, возвращаться, крутиться дальше по местности и, в конце концов, выходить к невиданным вершинам. Именно это и случилось с моим практикантом.. 

Возвращаемся к месту преступления

Для работы в рамках практики, мы выбрали Абрею исследованные почвы, насыщенной солями (солончак)  в порте Уайлд в Восточном Фалмуте. Именно здесь пришелся основной удар от аварийного разлива нефти в 1969 году. После катастрофы, биологи нашего центра воспользовались ситуацией в научных целях. Они привезли всю необходимую для экспертизы технику и принялись регистрировать урон, нанесенный морским растениям и животным. Основной целью было узнать, как природные экосистемы реагируют на такого непрошенного гостя, как нефть. Они доказали, что, вопреки общепринятой идее,  в почве и солях морского дна нефть остается еще долгие годы после того, как исчезает из воды и с пляжей. Мы подумали, что для Абрея будет интересным проектом узнать, осталась ли еще нефть в почве порта Уайлд.

Я спросил совета у Джорджа Хэмпсона – одного из биологов института, проводившего исследования в далеком 1969 году. Я сказал ему, что найду средства из фондов для того, чтобы компенсировать его потраченное время. Он согласился и отвез нас в порт. Там Джордж показал нам несколько мест, где, по его мнению, мы могли найти что-нибудь интересное.

Доказательства под слоем времени

Абрей собрал образцы солончака и помог мне проанализировать их. Он был очень горд тем, что его имя числилось среди авторов исследования, которые мы позже опубликовали. Результаты были поразительны: нефть присутствовала в солончаке и в 2000 году.

Это открытие повлекло за собой фонтан интригующих вопросов: как много нефти от экстренного разлива в 1969 году осталось в почве? Где концентрация нефти была наибольшей? Какой именно компонент нефти остался? Были ли эти остатки опасны для морской жизни? Имело ли место разложение нефти и было ли оно вызвано бактериями? С момента летнего открытия Абрея моя исследовательская группа и другие работники института, вооруженные передовыми инструментами химического анализа, принялись за поиски ответов на эти вопросы.

При помощи Американской академии береговой охраны мы использовали двумерную газовую хромотографию и определили, что оставшаяся нефть не была наполовину разложившейся, вопреки тому, что мы ожидали. На самом деле, она почти не изменилась с середины 1970-х г., когда работы в данной районе прекратились.

Эмили Пикок, студентка морской программы Университета Бостона, а также другие практиканты института собрали 26 дополнительных образцов со всей гавани. Мы проанализировали более 150 образцов нефти. Вместе с Энди Солоу, директором морской политики центра, мы разработали статистическую модель, которая помогла дополнить данные для тех регионов, откуда у нас не было образцов. Затем, мы сделали карту, которая показывала, где концентрация нефти достигала максимума. Эта карта была незаменимой при подсчете количества нефти, оставшейся в гавани – около 100 кг. Не так много, но было ли этого достаточно для того, чтобы нарушить хрупкую экосистему?

Нефтяная пища для микробов.
Для того чтобы ответить на этот вопрос, Хелен Уайт, бывшая студентка одной из программ института, а теперь исследователь Гарварда, провела проверку наших образцов на содержание полициклических ароматических углеводородов (ПАУ), которые считаются вредоносными для жизни. ПАУ мы нашли, и это является показателем (хотя и не доказательством) того, что аварийный разлив нефти в 1969 все еще приносит вред морской жизни.

Затем, мы задались вопросом: «А бактерии все еще потребляют и разлагают оставшуюся нефть?». Ответ на этот вопрос искал исследователь Грег Слейтер, который в данный момент работает ассистентом в Канадском университете МакМастер. Ему пришлось соорудить специальный инструмент из нержавеющей стали для того, чтобы собрать достаточное количество почвы и изолировать биомассу бактерий для анализа. Используя специальное оборудование лаборатории нашего института, Слейтер измерил содержание радиоуглерода в фосфолипидах мембран клеток бактерий и определил, что в 2001 году бактерии больше не перерабатывали нефть, оставшуюся после аварийного разлива.

Данное открытие привело к следующему вопросу: «Бактерии больше не поглощают нефть, поскольку уже переработали все наиболее удобоваримые химические компоненты 10-20 лет назад или по какой-то другой причине?». В рамках кандидатской работы, Хелен Уайт проанализировала остатки органической материи в почве. Она доказала, что органические остатки в почве не являлись продуктом, который появляется когда бактерии перерабатывают нефть. Исследования Слейтера и Уайт доказывают, что бактерии перерабатывают лишь наиболее удобоваримые составляющие нефти практически сразу после разлива, а затем переключаются на свой обычный рацион.

Автор: Кристофер Редди

Отдел морской и геохимии.

Океонографический институт Вудс Хол

Читать следующую часть

Ваш e-mail: *
Ваше имя: *

Похожие статьи:

  1. Разлив нефти в Мексиканском заливе: давление в скважине
  2. ОПЕК и нефтяной кризис 2001 года. Отчет ЕС
  3. Утечка нефти в Мексиканском заливе и закрытие скважины
  4. Роль нефти в экономике. Отчет ЕС
  5. Почему наша еда так сильно зависит от нефти. Часть 8
You can follow any responses to this entry through the RSS 2.0 feed. You can leave a response, or trackback from your own site.
Leave a Reply

XHTML: You can use these tags:<a href= title=> <abbr title=> <acronym title=> <b> <blockquote cite=> <cite> <code> <del datetime=> <em> <i> <q cite=> <strike> <strong>